Чьими руками Сафие решила избавиться от Селима

Кино

Гюльбахар-султан мерила шагами комнату, не глядя под ноги. Султанша была погружена в свои тревожные мысли. Предложение Сафие, фаворитки будущего султана, было одновременно и страшным, и заманчивым.

Спасти сына от неминуемой гибели, совершив предательство, избавившись от повелителя — о таком мать шехзаде Джихангира не могла и подумать!

О законе Фатиха знала каждая наложница в гареме султана. Когда трон переходит новому падишаху, ради мира в государстве, султан должен избавиться от всех своих братьев.

Фетву на братоубийство, конечно, получит и тот, кто сменит Селима. В том, что из шестерых братьев наследует власть именно Мурад, Гюльбахар не сомневалась. Как не сомневалась и в том, что Нурбану заставит сына сразу же исполнить "долг". Ни слезы, ни мольбы несчастных матерей не остановят эту женщину, когда она получит вожделенный статус Валиде-султан.

— Спасенья не будет, — сама с собой говорила девушка, заламывая пальцы, — мы все погибнем… раз Нурбану решилась избавиться от повелителя, мне не у кого просить помощи…

За спиной Мурада стояли янычары и знать, паши при дворе и сам великий визирь. А Джихангир? О ее сыне разве что семь лет назад палили из пушек, извещая о том, что у султана родился очередной шахзаде…

Гюльбахар остановилась посреди комнаты как вкопанная.

— Ну конечно! — надежда озарила ее лицо.

Девушка решила рассказать Селиму о готовящемся на него покушении. Она подошла к зеркалу и прижала ледяные руки к раскрасневшимся от волнения щекам. Приказав служанке принести лучшее платье, Гюльбахар дрожащими пальцами сняла сережки со своими любимыми рубинами. Вздохнув, открыла шкатулку с комплектом украшений, что подарил Селим в честь рождения шахзаде Джихангира: колье, серьги и перстень. Сверкнули небесно-голубые топазы, заставив девушку улыбнуться. Такими же светлыми были глаза ее покойной матери, такие же глаза у ее единственного сына — словно речная гладь в погожий день.

Гюльбахар и сама не знала, почему, но никогда не надевала эти роскошные драгоценности. Сегодня их время пришло.

В дверь постучали. Гюльбахар, не поворачиваясь, крикнула:

— Входи! Почему так долго, мне надо скорее одеваться, не привели Аллах, повелитель решит уехать из дворца.

Не услышав ответа своей служанки, султанша взглянула в зеркало. Вздрогнув, девушка увидела в отражении стоящую в дверях с подносом еды посланницу Сафие, передавшую страшное предложение: избавиться от Селима в обмен на обещание сохранить жизнь сыну Гюльбахар.

— Ты?

— Я пришла за ответом, Гюльбахар султан. Однако, вижу, что вы куда-то собираетесь. Если не ошибаюсь, вы намерены идти к Повелителю?

— Да кто ты такая, хатун, чтобы просить у меня отчёта? Ставь поднос и уходи сейчас же.

— Как вам будет угодно. Жаль, что вы не проявили благоразумие.

Служанка отнесла поднос на столик и молча направилась к выходу. Скрипнула, открывшись, дверь, и девушка почти вышла, но её чуть не сбил с ног запыхавшийся Джихангир.

— Мама!

Ребёнок подбежал к Гюльбахар и прижался к ее ногам.

— Что случилось, мой лев? Ты здоров, Иншалла? Где твой учитель, разве ты не должен быть на уроке?

— Мне стало скучно и захотелось вас увидеть.

— Ты что, снова убежал? — Гюльбахар изо всех сил старалась не рассмеяться и держать строгое лицо.

— Я не виноват, мама, что писать эти буквы так сложно. А ещё я снова разлил чернила, вот! — шехзаде показал перепачканую ладошку.

— Джихангир, вернись немедленно, разве подобает сыну султана так себя вести? А после мы с тобой обязательно увидимся, я буду тебя здесь ждать, — Гюльбахар взяла малыша за руку и подвела к подоспевшим няням, не уследившим за шустрым ребенком. Те, поклонившись, увели шехзаде. Наблюдавшая за этой сценой служанка горько проговорила:

— Бедный малыш…

Белокурый ребёнок с пронзительно голубыми глазами напомнил девушке ее маленького братика, оставшегося на родине.

— Ты ещё здесь, хатун? Ты кажется не поняла меня? — раздражённо спросила султанша.

— Я ухожу, госпожа. Но знайте, что вы сейчас сами набросили на нежную шейку сына шелковый шнурок.

— Как ты смеешь так со мной говорить, хатун? Я сейчас же иду к повелителю и расскажу ему обо всем! И про покушение, и про твою госпожу не забуду сказать, не сомневайся! Мы ещё посмотрим, на чьей шее будет этот шелковый шнурок. Убирайся, пока я не приказала бросить тебя в темницу!

Служанка схватила Гюльбахар за руку. Образ брата не выходил из ее головы, девушка вдруг почувствовала себя обязаной спасти шехзаде, напомнившего родной дом.

— Госпожа! Одумайтесь! Да разве султан поверит вашим обвинениям против Нурбану? Хасеки выкрутится, как уже было не раз! Послушайте Сафие-султан, ведь это же ваш последний шанс.

Гюльбахар, все это время пытавшаяся освободиться от цепких пальцев служанки замерла. Девушка торопливо продолжила:

— У вас нет ни доказательств, ни свидетелей. Вас немедленно казнят за клевету на супругу падишаха. Впрочем, может это и к лучшему — так вы хотя бы не увидите казнь своего ребенка…

Гюльбахар заплакала. Через минуту, вытерев слезы, она спросила:

— Что… Что я должна делать?

Служанка облегченно выдохнула.

— Для начала прикажите выбросить плов.

Гюльбахар удивлённо посмотрела на служанку, но тут же всё поняла сама:

Сафие не менее опасна, чем Нурбану — можно быть ей врагом, можно быть другом, но если ты стал свидетелем борьбы за власть — в стороне остаться не получится.

У Гюльбахар больше не было выбора, на кону стояла жизнь.

Чьими руками Сафие решила избавиться от Селима

Это 58 серия пятого сезона сериала "Великолепный век" о событиях, происходящих в Османской империи после Сулеймана.

Первую серию  читайте по этой ссылке (нажать)

Источник

Оцените статью
actkino.ru
Добавить комментарий